Сергей Cибейкин 2007 год ТРИ КНЯЗЯ  






СОДЕРЖАНИЕ

Начало
Чума
Борьба с Суздалем
Борьба с Тверью и Литвой
Против Орды. Бояре и духовенство
Генуэзцы и католики. Московская оппозиция
Война с Ордой. Кому быть митрополитом?
Битва на Куликовом поле. Московское восстание. Сожжение Москвы
Литовские дела. Продолжение борьбы за московскую митрополию
Москва и Литва после Дмитрия Донского. Тамерлан. Ворскла и Грюнвальд

НАЧАЛО

Важнейшим событием на Руси в XIV веке была Куликовская битва. Она произошла 8 сентября 1380, но наш рассказ следует начать на 30 лет раньше, а закончить на 50 лет позже.

В 1350 родились все три героя нашего повествования, Дмитрий Донской, Ягайла и Витовт.

Дмитрий, впоследствии названный Донским, был сыном Ивана Красного, младшего брата московского великого княза Семена Гордого.

Два других князя родились в Литве. Литовское княжество охватывало в это время территорию современной Литвы, Белоруссии и Северо-Западной ( лесной ) Украины. Юго-восточная ( степная ) часть нынешней Украины входила в состав Золотой Орды ( далее – просто Орды ).

Во главе Литвы стояло два брата, сыновья литовского великого князя Гедимина - старший Ольгерд, сидевший в Вильно, и младший Кейстут, правивший в Троках.

Кейстут владел западной окраиной государства, вел непрерывную борьбу против Тевтонского ордена (в дальнейшем – просто Ордена), владевшего Пруссией*, т.е. территорией между устьями Вислы и Немана. Отделением Ордена был Ливонский орден, владевший землями современной Латвии и Эстонии.
----------------------------------------------------------------------------------
*Пруссы были западными литовцами. Они были истребленными рыцарями Ордена еще в XIII веке.
-----------------------------------------------------------------------------------
И польские, и немецкие летописцы единодушно описывают Кейстута как безупречного рыцаря. Его противники, немецкие рыцари, за величайшую честь считали рукопожатие Кейстута. В ходе непрерывных походов он трижды попадал в плен – один раз к полякам, два раза к немцам, и каждый раз ухитрялся бежать. Будучи язычником, Кейстут силой взял себе в жены жрицу Бируту, уроженку Жмуди*, давшую обет блюсти девственость, требуемую для ухода за священными ужами литовцев. Язычниками были почти все подданные Кейстута, так что он и слышать не хотел о крещении.
----------------------------------------------------------------------------------------
*Жмудь была северной частью Литвы, разделявшая владения Тевтонского и Ливонского Ордена.
-----------------------------------------------------------------------------------------
Не был крещен и Ольгерд. Но поскольку его власть распространялась на обширные русские земли, исповедывавшие православие, то он проявлял терпимость к христианству, хотя вообще-то религия для него была лишь инструментом политики. В соответствии со своими обширными планами, он крестил большинство своих детей, но не всех. Сам Ольгерд принял крещение только на смертном одре, только здесь уступив просьбам жены Ульяны.

У Кейстута в 1350 родился первенец, названный Витовтом. Сына Ольгерда назвали Ягайлой. Он был его первым сыном, но от второй жены, тверской княжны Ульяны. От умершей первой жены, витебской княжны Марии, Ольгерд уже имел пятерых сыновей. Всего же Ульяна принесла ему семерых. Как видим, великий князь литовский время зря не терял ни на семейном поприще, ни на супружеском ложе.


ЧУМА

Прошло 3 года, и на Русь пожаловала страшная гостья – чума. Зародилась она несколько лет раньше в глубинах Центральной Азии, и поползла по свету, внося страшные опустошения в ряды крыс, блох и людей. В Причерноморских степях появлению чумы предшествовало другое несчастье – джут, т.е. гололедица и массовый падеж лошадей, овец и прочих домашних животных, что вызывало неизбежный страшный голод. Татары за бесценок продавали своих детей итальянским купцам – генуэзцам и венецианцам, имевшим в Крыму торговые колонии - Генуя владела Кафой (Феодосией), Венеция - Сурожем (Судаком) и др.

Когда это дошло до хана Орды Джанибека, он был крайне возмущен. Как можно так относиться к соседу?! Мораль нарождающихся буржуазных отношений была непонятна хану. И, конечно, он не желал терять ни подданных, ни денег, и поэтому немедленно послал в итальянские колонии своих сборщиков налогов, чтобы изъять незаконную прибыль.

Итальянские купцы, чьи расчеты оказались обмануты, были настолько возмущены, что перебили ханских сборщиков. Началась война. Принадлежавший венецианцам Азов, лежавший в устье Дона, хану удалось взять, но каменные стены Кафы оказались для него неприступны. Хотя ханское войско и владело разнообразной осадной техникой, все же татарская конница была малопригодна для осадных операций, а чума опустошала ряды осаждавших. Уходя, хан приказал перебросить через стену Кафы труп умершего от чумы человека.

В Кафе вспыхнула чума. Генуэзцы бросились на свои корабли искать спасения от этого ужаса – и разнесли “Черную смерть” по всей Европе. Где погибла четверть населения, где половина, где больше, а на Кипре погибли все, до последнего человека, остров пришлось заселять заново.

Чума прихотлива. Почему-то она пожаловала на Русь не прямым путем, через степь, а окольным, через Прибалтику. Скончался митрополит Феогност, московский князь Семен Гордый с братьями Иваном Красным и Андреем, их семьи, множество бояр, горожан и крестьян. В 1359, когда чума стала стихать, в Московском княжестве из князей остались лишь девятилетний Дмитрий Донской, сын Ивана Красного, его младший брат Иван (позже умерший) и двоюродный брат Владимир Андреевич, сидевший в Серпухове, оба на два года моложе. Вот этих детей московские бояре и повезли в Орду за ярлыком.

БОРЬБА С СУЗДАЛЕМ

В Орде в это время начиналась “Великая Замятня”, т.е. междуусобица. За двадцать лет в Орде сменилось 25 ханов, нередко на престоле восседали сразу два или три враждовавших хана. Но русские князья будущего не знали, и продолжали платить громадные деньги за ярлыки*.
--------------------------------------------------------------------------
*При этом русские не упускали случая расширять свои владения. На пограничных татарских землях были основаны в эти годы Тула, Вятка, Арзамас
--------------------------------------------------------------------------
Когда хану* представили малолетнего Дмитрия, тот только головой покачал: “Как же он будет править и платить дань?” Московские бояре руками развели: “Других князей у нас нет”. Хан согласился дать Дмитрию ярлык на Москву, но Великое княжение над Русью со стольным городом Владимиром доверил находившему в цвете лет суздальскому князю Дмитрию.
-------------------------------------------------------------------------------------------
*Если встречается хан без указания имени, то это значит, что ни до, ни после этот хан не упоминается.
-------------------------------------------------------------------------------------------
Суздаль в это время был уже захудалым городишкой, но само княжество было на подъеме, особенно крупные торговые города – расположенный у впадения Оки в Волгу Нижний Новгород и лежащий несколько выше по течению Волги Городец*.
-----------------------------------------------------------------------------------------
*В это время совершенно распоясались ушкуйники – новгородские речные пираты, бесчинствовавшие на Волге. От них сильно страдали купцы и поволжские города. В 1374 ушкуйники даже дошли до Астрахани, где были разбиты татарами. Но остановить подъем городов и торговли в Поволжье новгородская вольница, конечно, не могла
-----------------------------------------------------------------------------------------
Старший из трех суздальских князей, Андрей, сидевший в Нижнем Новгороде, детей не имел, похварывал, собирался уйти в монастырь и на Великое княжение не претендовал, предоставив это брату Дмитрию Суздальскому. А вот младший из братьев, Борис, из своего Городца с завистью смотрел на Нижний Новгород.

Вернувшись домой, московские бояре с тревогой убедились, что княжество стало разваливаться. Многие его волости, как, например, Переяславль, формально считались собственностью Великого князя, и Дмитрий Суздальский немедленно предъявил здесь свои права. Князья, чьи княжества были “куплены*” знаменитым московским князем-скопидомом Иваном Калитой**, теперь не соглашались считаться с этими “куплями” и начали самостоятельно распоряжаться в своих прежних волостях.
---------------------------------------------------------------------------------------------------
*Купля означала лишь, что покупатель берет на себя собирание дани в пользу хана, т.е. фактически была взятием дани на откуп. Первым Иван Калита, после долгих колебаний, купил Ростовское княжество, беспощадно разграбленное татарами во время подавления восстания в Твери в 1327. Предварительно Иван Калита выдал дочь замуж за местного князя. Чтобы возместить расходы в Орде, Ростов москвичи разграбили начисто, брали деньги даже у тех, с кого дань никогда не взималась – с местного боярства. Ростовский тысяцкий, пытавшийся защитить земляков, был повешен московскими воеводами за ноги. Не тронули только церковные владения, в благодарность за что митрополит Феогност окончательно выбрал в качестве своей резиденции Москву.
**Несправедливо по отношению к Ивану Калите, ибо скопидомством экономику не поднимешь. Уместно вспомнить интересный момент в талантливой, хотя и насквозь лживой книге Василия Ажаева “Далеко от Москвы”, где начальник строительства ругает своего начальника снабжения за то, что тот, поскопидомничав, что-то не выдал рабочим: “Не снабженец вы, а кладовщик, скопидом”

-----------------------------------------------------------------------------------------------------
Утрата этих волостей Москвой означало для московских бояр потерю находившихся там вотчин, разорение. А единственный человек, могущий спасти разваливающееся княжество, митрополит Алексей, сын московского боярина Бяконта, сидел в это время в Киеве, в яме, и поминутно ждал смерти. Так закончилась его поездка в Литву, чтобы оградить здесь права и владения московского митрополита.

Все же заточение крупнейшего церковниго иерарха было для Ольгерда настолько обременительным, что он предпочел закрыть глаза на его побег из темницы.

Вернувшись в Москву, Алексей сразу же взял в свои руки политику Москвы. Встревоженные московские бояре оказали ему безоговорочную поддержку, не жалея ни людей, ни денег.

В Орде Алексей сделал ставку на хана Амурата, верно оценив его полководческое дарование. С навербованным на московские деньги войском Амурат захватил столицу Орды Сарай и отослал в Москву ярлык на Великое княжение. Дмитрий Суздальский пытался возражать, но московское войско заняло Переяславль, Владимир, подошло к Суздалю, и он вынужден был уступить.

Однако сам Алексей уже понял, что совершил ошибку, сделав ставку на хана Амурата, улус которого находился далеко на востоке. Москве нужна была поддержка хана-соседа. В это время могущественный темник ( командир тумена – десяти тысяч воинов) Мамай, правивший на правобережье Волги, предложил Алексею принять ярлык от мамаева хана – сам Мамай, не будучи потомком Чингис-хана, ханом быть не мог. Соответственно, московская дань должна была идти уже не Амурату, а Мамаю.

Алексей поставил условием значительное сокращение дани и признание великого княжения наследственным в семье московского князя. Это означало, что наследование отныне будет проходить не по лествичному порядку – в пользу младшего брата, а для старшего сына. Но укрепился новый порядок наследования чуть ли не столетием спустя. Мамай, разбитый ханом Амуратом, вынужден был согласиться.

Хан Амурат был возмущен до глубины души, что его так “кинули”. Ведь он честно выполнил все свои обязательства перед Москвой. Хан передал ярлык Дмитрию Суздальскому, но тот продержался великим князем только 12 дней, и вновь уступил московскому войску. Волости князей, “купленные” Иваном Калитой, предпочли платить уменьшенную дань в Москву, а не полную своим законным владельцам, и выставили вон своих князей, собравшихся в Нижнем Новгороде у Дмитрия Суздальского “скорбя о княжениях своих”. Московское княжество стало монолитным, теперь раскол его был возможен только в случае раздоров в самом княжеском семействе.

Тем временем Борис, младший брат Дмитрия Суздальского, завладел Нижним Новгородом. У Дмитрия не осталось ни княжения, ни войска, ни денег, лишь захудалый Суздаль. Тогда он обратился за помощью в Москву. Поклявшись навсегда отказаться от великого княжения, он с помощью московских войск отобрал у брата Нижний Новгород. Вскоре Дмитрий Донской женился на его дочери Евдокии. Суздальско-Нижегородское княжество подпало под влияние Москвы.

В 1367 московский кремль был окружен каменной стеной и приобрел почти современные размеры. Новые укрепления вскоре понадобились против еще более могущественных врагов.


.
БОРЬБА С ТВЕРЬЮ И ЛИТВОЙ

Тверское княжество к этому времени оправилось от страшного разгрома, учиненного в 1327 Иваном Калитой совместно с татарскими туменами Федорчука и Туралыка. Князем в Твери был Василий Михайлович, последний сын “святого” тверского князя Михаила Ярославовича, казненного в 1318 в Орде по проискам московского князя Юрия*, старшего брата Ивана Калиты. Василий Михайлович большую часть жизни пребывал удельным князем Кашинским, тверским князем стал лишь на старости лет. Оправившаяся Тверь возлагала свои надежды не на Василия, а на его племянника, микулинского князя Михаила Александровича, отец которого вместе со старшим сыном был казнен в Орде в 1340 по навету Ивана Калиты. Михаил был молод, талантлив, энергичен и честолюбив.
-------------------------------------------------
*Сам Юрий был зарублен в 1325 в Орде сыном Михаила, Дмитрием Грозные очи, казненным затем по приговору хана Узбека
------------------------------------------------
По завещанию умершего двоюродного брата Михаил получил Дорогобуж, но Василий Тверской оспорил это наследство перед митрополитом Алексеем. Кашинские и московские войска в 1367 заняли Тверь и Микулин, Михаил уехал в Литву, просить о помощи родную сестру Ульяну и ее мужа, князя Ольгерда.

С литовским войском Михаил вернулся, без сопротивления вступил в Тверь, заняв тверской стол. Дяде Василию был оставлен его кашинский удел, где он вскоре и умер. Тем временем митрополит Алексей пригласил Михаила в Москву для решения вопроса о наследстве, дав гарантию неприкосновенности. В Москве Михаила и его бояр сразу же бросили в темницу. К счастью для них, прибывшие в Москву татарские послы, возмущенные таким вероломством, настояли на освобождении Михаила, немедленно вернувшегося в Тверь.

Михаил вновь обратился за помощью к Ольгерду. Литовские и тверские войска в 1368 внезапно вторглись в Московское княжество, страшно его опустошили, три дня осаждали Кремль, после чего вернулись домой. В ответ москвичи в следующем, 1369 году совершил поход против Смоленского и Брянского* князей.
-------------------------------------------------
*Брянским князем был сын Ольгерда Дмитрий, перебравшийся после этого похода на Северскую Украину, в Новгород Северский
-------------------------------------------------

В 1370 при Рудаве Ольгерд и Кейстут потерпели поражение от войска Ордена, но сохранили достаточно сил, чтобы в конце года Ольгерд мог совершить новый поход на Москву. Москвичи никак не ожидали, что побитые литовцы рискнут на зимний поход. Московское княжество еще раз было опустошено, восемь дней продолжалась осада Кремля, после чего было заключено перемирие.

В 1371 Московское княжество наконец-то получило хорошего полководца. К нему на службу поступил Дмитрий Боброк, внук* литовского князя Гедимина и, следовательно, племянник Ольгерда. Он женился на сестре Дмитрия Донского и стал первым московским бояриным, сохранившим княжеский титул. В том же году в сражении при Скорнищеве Боброк наголову разбил рязанского князя Олега. На рязанский стол был возведен князь удельного Пронского княжества, но Олег вскоре вернул себе свою столицу.
------------------------------------------------
* Мы не знаем, от какого из семи сыновей Гедимина родился Боброк
----------------------------------------------
Тверской князь Михаил тем временем ездил в Орду и за “тьму” ( десять тысяч ) рублей, которых у него не было, купил себе у Мамая ярлык на Великое княжение. В залог он оставил своего сына Ивана.

В 1372 война возобновилась. Кейстут вторгся в Московское княжество и овладел Переяславлем. Михаил занял Кашин и Торжок, под которым наголову разбил новгородское войско. Главная литовская армия во главе с Ольгердом под Любутском встретилась с московским войском Боброка. Вместо битвы начались переговоры, закончившиеся заключением мира.

В Орде москвичи уплатили Мамаю “тьму рублев”, обещанную Михаилом Тверским, получив взамен ярлык на великое княжение, а заодно и княжича Ивана, которого привезли в Москву и стали “томить” на митрополичьем дворе. Для освобождения сына Михаил был вынужден признать Дмитрия Донского Великим князем.

Таким образом, Москва взяла верх над Тверью и Литвой.

ПРОТИВ ОРДЫ. БОЯРЕ И ДУХОВЕНСТВО

Московские бояре, как люди положительные, а следовательно, и консервативные, собирались продолжать столь успешную политическую линию – опора на Орду, борьба с Литвой. Лидером и идеологом этой группировки был духовник и печатник ( т.е. канцлер ) Дмитрия Донского, коломенский поп Митяй.

Мы знаем о Митяе только из враждебной ему церковной традиции, но даже она не отказывает ему в редком таланте и образованности. Подчинение церкви государству, ее автокефалия, т.е. независимость от Константинопольского патриархата, снижение значения монашества и монастырей были основными пунктами проводимой Митяем политики. Все это было осуществлено на протяжении следующих столетий, но пока русское духовенство не созрело до столь радикальных перемен.

За поддержку Орды надо было платить, а денег на Москве после трехкратного опустошения княжества литовско-тверскими войсками и уплаты “тьмы рублев” не было.

Деньги можно было найти у православной церкви, традиционно не платившей дани в Орду, но тут, естественно, всполошилось все духовенство, начавшее проповедывать освобождение от татарского ига. На Руси в это время отмечается усиление монашества, основание и рост многочисленных монастырей, укрепление их организации и дисциплины. Такие монахи, как Сергий Радонежский, основатель Троице-Сергиевой лавры, уже при жизни почитались святыми, пользовались огромным авторитетом как в глазах князей, так и простого народа.

Для борьбы с Ордой было необходимо добиться нейтралитета Литвы, и это брал на себя митрополит Алексей, которому в церковном отношении подчинялась вся православная Литва, т.е. 4/5 Литовского княжества.

Духовенство не только предлагало новый политический курс, но и немедленно стало осуществлять его. Ярый ненавистник татар, суздальский проповедник Дионисий был поставлен митрополитом Алексеем в суздальские епископы, и по его призыву население Нижнего Новгорода перебило татарское посольство*.
------------------------------------------------
*Раздражение нижегородцев можно понять. Татарские посольства занимались сущим грабежом. В них включались лица в виде особой милости, чтобы дать им возможность нажиться
------------------------------------------------
По настоянию православного духовенства (митрополит Алексей, преподобный Сергий Радонежский, посланник Константинопольского патриарха Филофея* Киприан) была сформирована анти-татарская коалиция северо-восточных русских княжеств. Выплата дани в Орду была прекращена.
---------------------------------------------------------------------------------
*Прибыв в 1354 в Константинополь на поставление в московские митрополиты, Алексей профинансировал отстранение византийским императором Иоанном VI Кантакузиным своего зятя и сопровителя Иоанна V Палеолога и патриарха Каллиста, замененного Филофеем, немедленно рукоположившего Алексея. Через несколько месяцев Иоанн V Палеолог при поддержке генуэзцев взял реванш, устранив своего тестя Иоанна VI Кантакузина и Филофея, но Алексей сумел купить себе подтверждение сана. При этом ему разъяснили, что он получает сан лишь как исключение, ибо в митрополиты на Руси должен поставляться византиец. После смерти патриарха Каллиста Иоанн V Палеолог, уже примирившийся с ушедшим в монастырь тестем, вновь возвел Филофея на патриаршую кафедру
--------------------------------------------------------------------------------

ГЕНУЭЗЦЫ И КАТОЛИКИ. МОСКОВСКАЯ ОППОЗИЦИЯ

Тем временем обозначилась еще одна партия. Мамай, остро нуждаясь в деньгах, один за другим продавал крымские города генуэзцам. В 1365 последние захватили и Судак (Сурож), принадлежавший их соперникам венецианцам. Ожесточенная война между двумя великими торговыми державами – Венецией и Генуей – явилась основным конфликтом того времени, отражением которого были второстепенные войны на периферии тогдашнего христианского мира.

На Руси генуэзцы упорно добивались торговых привилегий, вроде тех, которыми немецкая Ганза обладала в Новгороде. Это могла быть беспошлинная торговля, фактории в русских городах, откуп дани в Орду.

Естественными союзниками генуэзцев была католическая церковь, из Польши постепенно укреплявшая свои позиции в Литве, особенно в его столице Вильно. Ольгерд заигрывал с католиками, рассчитывая рано или поздно добиться унии между Литвой и Польшей для себя или своего любимого сына Ягайлы, что было возможно только при принятии Литвой католичества.

Византийский император Иоанн V Палеолог во время своего визита в Италию в 1370, ища спасения от турецкого натиска, обещал осуществить унию православия с католичеством. Правда, патриарх Филофей унию отверг.

При возвращении император был задержан в Венеции за неуплату долгов. Ему грозила долговая яма. Старший сын Андронник, на которого император оставил Византию, пальцем о палец не ударил, чтобы выкупить отца. Тогда второй сын Мануил продал все свое имущество и заплатил долг. Вернувшись в Константинополь, Иоанн V Палеолог провозгласил Мануила ( будущего императора Мануила II* ) своим наследником.
----------------------------------------
*Именно мнение этого императора об исламе цитировал римский папа Бенедикт XVI, что вызвало такой грандиозный скандал в 2006 году. За всю двух тысячелетнюю историю католической церкви лишь однажды был избран в папы кардинал более преклонного возраста, чем 78-летний Бенедикт XVI - Климент XII, став папой в 1730 году, был старше на 3 месяца. Интересно, будет ли когда-нибудь побит этот рекорд в состязании геронтократов?
---------------------------------------------

Генуэзские дипломаты смогли создать блок в составе Литвы, Твери и западной половины Орды во главе с темником Мамаем. Надеялись также воспользоваться недовольством на Москве возрастающим самовластием Дмитрия Донского, особенно упразднением им в 1374 должности московского тысяцкого.

Тысяцкий был главой местного ополчения и вторым по значению лицом после князя. В Москве должность тысяцкого была наследственной в боярской семье Вельяминовых, так же как в соседней Твери она была в руках бояр Шетневых. Протасий Вельяминов стал тысяцким еще при прадеде Дмитрия Донского, первом московском князе Данииле, сыне Александра Невского. Правда, отец Дмитрия Донского, Иван Красный назначил в 1357 тысяцким видного боярина Алексея Хвоста, но тот вскоре был убит оскорбленными Вельяминовыми, нашедшими затем убежище в Рязани. По ходатайству митрополита Алексея и настоянию Орды Иван Красный вскоре был вынужден простить Вельяминовых и вернуть Василию Вильяминову пост московского тысяцкого.

Иван Вельяминов, сын умершего Василия, и сурожский* купец Некомат** бежали в Тверь, где убедили князя Михаила Александровича возобновить борьбу. Тверской князь в 1375 вновь получил от Мамая ярлык на Великое княжение. Тогда собранные под Переяславлем для похода на Орду войска 19 русских князей во главе с Дмитрием Донским двинулись на Тверь. У Мамая оказалось достаточно забот в степи, а шедший на помощь Ольгерд, узнав, какая масса войск осаждает Тверь, повернул на родину. Михаил Александрович был вынужден передать ярлык московскому князю и признать его старшинство.
----------------------------------------------------------------------------------------
* Сурож – русское название современного крымского города Судак, недавно отбитого генуэзцами у венецианцев
**очевидно, генуэзский эмиссар Никколо Маттеи

----------------------------------------------------------------------------------------
Первая попытка генуэзцев провалилась, но зато им удалось в следующем году в Константинополе выпустить из тюрьмы и посадить на престол Андронника IV, опального сына императора Иоанна V Палеолога*, вместе со своим наследником Мануилом занявшим место старшего сына в тюремной камере. Новый император возвел в патриархи угодного генуэзцам Макария. Покровитель митрополита Алексея, патриарх Филофей был лишен сана.
-------------------------------------------------
*Интересно отметить, что Иоанн V Палеолог был византийским императором в течение 50 лет – с 1341 по 1391, трижды свергался – тестем Иоанном VI Кантакузиным, сыном Андронником IV и внуком Иоанном VII, и трижды возвращался на престол. Когда Иоанн VI Кантакузин окончательно проиграл борьбу, он постригся в монахи и стал писать богословские и исторические сочинения, но император Иоанн V Палеолог по-прежнему очень уважал своего тестя и неизменно советывался с ним в каждом серьезном случае


.
ВОЙНА С ОРДОЙ. КОМУ БЫТЬ МИТРОПОЛИТОМ?

В 1376 московские войска во главе с Боброком предприняли успешный поход на Волжскую Болгарию, получили здесь с татар “окуп” в 5000 рублей, взяли в качестве трофея пушки – первые пушки на Руси, даже оставили своего собственного баскака.

В ответ татары в 1377 под предводительством хана Арапши ( Араб-шах ), вытесненного Урус-ханом из Сарая, совершили набег на Русь, разбили на реке Пьяне московские и нижегородские войска, разорили Нижний Новгород, нанесли поражение рязанскому князю Олегу, разграбив и его владения*. Но уже в 1378 новое вторжение татар во главе с мурзой Бегичем закончилось их поражением от московских и рязанских войск во главе с Дмитрием Донским в сражении на реке Воже**.
-----------------------------------------------------------------------
*После этих подвигов Арапша в источниках уже не упоминается
**Бегич был убит в сражении на реке Воже. Так Мамай лишился своего лучшего полководца

----------------------------------------------------------------------
В 1377 скончался Ольгерд. В конце жизни он смог поставить Киприана литовским митрополитом, угрожая в Константинополе, что иначе Литва примет католичество. Киприан после смерти Алексея должен был унаследовать и московскую митрополию. Добился Ольгерд и соглашения с Польшей, уступив ей Галицию, но удержав за Литвой Волынь. Таким образом, был открыт путь к заключению польско – литовской унии, необходимой для сокрушения Ордена.

Литовским великим князем стал любимый сын Ольгерда Ягайла. Но с его властью не очень-то склонны были считаться ни дядя Кейстут, ни старшие братья, от первого брака Ольгерда. Из них Андрей сидел в Полоцке, Дмитрий в Северской Украине, Владимир в Киеве. Андрей Полоцкий поднял восстание против Ягайлы, но был разбит Кейстутом и укрылся в Пскове, где по рекомендации Дмитрия Донского был признан князем.

В следующем, 1378, скончался митрополит Алексей. Киприан немедленно направился на Москву, чтобы соединить обе митрополии. По указанию Дмитрия Донского он с позором был отправлен обратно*. Киприан смог лишь наложить на московского князя свое бессильное проклятие. Ставленник Литвы был неприемлем для московского князя.
-------------------------------------------------------------------------------
*Киприана и его свиту ограбили, сутки продержали голодными в "холодной", после чего разрядившиеся в ихние одежды московские приставы посадили Киприана и сопровождавших его людей на жалких кляч и отослали домой.
------------------------------------------------------------------------------
Дмитрий Донской решил возвести в митрополиты своего духовника Митяя и тем поставить церковь под княжеский контроль. Именно поэтому о Митяе не хотели и слышать русские церковные иерархи. Митрополит Алексей категорически отвергал все настояния Дмитрия Донского признать Митяя своим преемником, предложил это Сергию Радонежскому – но тот, по своему смирению, отказался. Быть митрополитом вопреки воле московского князя было невозможно.

После смерти Алексея Митяя срочно постригли в монахи и назначили архимандритом Спасского монастыря. Новый константинопольский патриарх Макарий прислал Митяю благословение на митрополию. Митяй де-факто стал митрополитом, начал самовластно распоряжаться делами русской церкви.

В марте 1379 Дмитрий Донской созвал собор русских епископов, которому было предложено возвести Митяя в сан епископа - такое разрешалось правилами церкви, хотя обычно епископ просто назначался митрополитом. На соборе Дионисий Суздальский стал решительно возражать против кандидатуры Митяя, что привело к крайне резкому столкновению обоих иерархов. Митяй даже пригрозил, что он Дионисия и попом не оставит.

Епископы решения так и не вынесли, и тогда Митяй в сопровождении пышной свиты и московского посольства отправился в июле 1379 на поставление в Константинополь. Дионисий Суздальский был подвергнут заключению по указанию Дмитрия Донского, но через несколько дней выпущен под поручительство “святого” Сергия Радонежского. Своего поручителя Дионисий подвел очень сильно, сразу же, вопреки данному слову, бросившись в Константинополь препятствовать миссии Митяя.

В 1379 московский войска под предводительством Боброка, Владимира Серпуховского и Андрея Полоцкого совершили поход на Литву. Здесь их приветствовали старшие братья Ягайлы – Дмитрий, княживший на Северской Украине, и Владимир, сидевший в Киеве.

Наметился новый поворот в московской политике – возобновление борьбы с разваливающимся литовским княжеством. Монашеская партия осталась без главы, а Митяй, вернувшись из Константинополя полноценным митрополитом, мог согнуть монахов в бараний рог. С Ордой, получившей отпор на реке Воже и по-прежнему охваченной междуусобицей, можно было рассчитывать на мир.

Иван Вельяминов, гордо именовавший себя в Орде московским тысяцким, был хитростью выманен на Русь и захвачен. По настоянию отправлявшегося в Константинополь Митяя он был 30 августа обезглавлен на Кучковом поле (сейчас это Сретенка). О судьбе Ивана Вельяминова скорбела и печалилась вся Москва.

Через 10 дней после казни у Дмитрия Донского умирает сын. Потрясенный, суеверный князь берет себе духовником Федора, игумена Симоновского монастыря и племянника Сергия Радонежского, начиная, ввиду отсутствия Митяя, все больше подпадать под влияние монашеской партии.

Сам Митяй был уже у ворот Константинополя, когда стало известно, что ставленник генуэзцев в Византии, император Андронник IV, свергнут собственным отцом, императором Иоанном V Палеологом, кандидатом венецианцев и турецкого султана Мурада I. Пал и покровитель Митяя, патриарх Макарий. Митяй тут же скоропостижно скончался, т.е. был убит членами собственной свиты.

Митяй вез с собой крупные денежные суммы, и, кроме того, Дмитрий Донской дал ему несколько незаполненных грамот со своими печатями (сам князь был неграмотен), которые Митяй мог использовать по мере надобности. На одной из этих грамот написали подложное письмо с просьбой о поставлении в московские митрополиты архимандрита Пимена, на других – заемные грамоты, под которые у генуэзских ростовщиков взяли в долг 20 000 ( 20 000!!!, две “тьмы” ) рублей. Озолотили византийских чиновников, не забыли и себя. Видимо, московские послы не сомневались, что их князю срочно нужен митрополит, а кто именно – не важно. Конечно, в Константинополе видели и понимали все, но деньги оказались весомее всех стараний и интриг Киприана и Дионисия Суздальского. Пимен был поставлен митрополитом.

В январе 1380 при Киодже генуэзцы, полтора года осаждавшие Венецию с моря и суши, терпят решительное поражение. Флот разгромлен, армия сдалась. В следующем году был заключен мир. Генуе удается сохранить свои позиции на Черном море, но Средиземное море, а значит, и торговля с Востоком переходят во власть Венеции.

БИТВА НА КУЛИКОВОМ ПОЛЕ. МОСКОВСКОЕ ВОССТАНИЕ. СОЖЖЕНИЕ МОСКВЫ

В конце лета 1380 Мамай с огромным войском двинулся на Русь. Генуэзцы были настолько заинтересованы в успехе его похода, что не ограничились финансированием, а даже предоставили Мамаю свои наемные войска. Навстречу татарам выступил Дмитрий Донской с московской ратью. Сергий Радонежский благословил этот поход, отправил с войском двух своих воинов-монахов – Пересвета и Ослябю. Михаил Тверской, Дмитрий Суздальский, Олег Рязанский* лично отсутствовали, но в воинских контингентах Дмитрию Донскому не отказали. Прибыла даже помощь из Новгорода.
--------------------------------------------------------------------------------
*Можно отметить, что Олег Рязанский всегда был верным союзником Ягайлы
--------------------------------------------------------------------------------
С запада через Северскую Украину приближалось литовская армия Ягайлы. Хитроумный Войтыла*, бывший холоп, а затем первый министр Ольгерда и Ягайлы, убедил последнего оставаться в положении “смеющегося третьего”, а как Мамаю, так и Дмитрию Донскому постарался внушить, что Ягайла идет на помощь его врагу. И русские, и татары настолько страшились, что придется сражаться еще и с литвой, что, встретившись на Куликовом поле, сразу же бросились в бой. Произошло это 8 сентября.
------------------------------------------------
* Уж не предок ли он папе Иоанну Павлу II?
------------------------------------------------
Татарская конница опрокинула передовой полк, смяла “большой полк”, но была остановлена находившимся под командованием Северского князя* Дмитрия Ольгердовича резервом. Тогда татары обрушились на левый фланг московского войска и стали заходить ему в тыл. Исход Куликовской битвы решил удар отборного засадного полка. Возглавлявший его вместе Владимиром Серпуховским князь Боброк проявил железную выдержку, бросившись в бой лишь когда наступавшая татарская конница открыла свой тыл. Одновременно на противоположном фланге перешел в наступление полк Андрея Полоцкого. Мамай был разбит наголову и, как срифмовано:

“Вся Русь, вся Русь!
Вскричал Мамай,
И с раной
Убежал в Сарай”

хотя это и неверно. Столица Орды Сарай уже находился во власти хана Тохтамыша**.
--------------------------------------------------------------------------
*Дмитрий Ольгердович как раз в эти дни лишился своего княжества, через которое продвигались к Куликову полю войска Ягайлы.

**Тохтамыш был выходцем из Белой Орды, кочевавшей близ Аральского моря. Бежал от своего дяди Урус-хана, убившего его отца. Раненый, вплавь перебрался через Сыр-Дарью и упал без сил на берегу, где его нашел один из воинов Тамерлана. При помощи последнего, которому он отплатил черной неблагодарностью, Тохтамыш дважды пытался овладеть Белой Ордой, но неизменно терпел поражения от сыновей Урус-хана, завладевшего в 1376 Сараем.

Тогда поход возглавил сам Тамерлан. Зимой 1376/77 он и Урус-хан встретились близ Отрара, но до сражения дело не дошло. Урус-хан простудился и умер, после чего Тамерлан вернулся в Самарканд. В 1377 Мамай завладел Сараем, а Тохтамыш в третий раз неудачно пытался завладеть Белой Ордой. Лишь в следующем году мурзы Белой Орды изгнали последнего сына Урус-хана и признали своим ханом Тохтамыша, который в 1379 отбил у Мамая Сарай и овладел левобережьем Волги.

--------------------------------------------------------------------------
Таким образом, и вторая попытка генуэзцев провалилась. Но для Дмитрия Донского это была “пиррова” победа, московское войско понесло огромные потери, из 44 князей погибло 24*. Силы Московского княжества оказались подорваны. Правда, при возвращении Дмитрий Донской завладел Рязанью, но московские наместники вскоре были изгнаны вернувшимся князем Олегом.
--------------------------------------------------------------------------------
*Все цифровые данные о численности войск и потерях в битвах этого времени совершенно недостоверны, но о князьях, участвовавших и погибших в сражениях, мы знаем точно. В этом летописям можно верить
--------------------------------------------------------------------------------
Потеряв на Куликовом поле свое войско, Мамай не мог более бороться со своими соперниками, укрылся в Крыму, где и был убит генуэзцами, завладевшими остатками его казны. В том же 1380 Орда была объединена ханом Тохтамышем. Сохранил независимость лишь Хорезм, расположенный в устье Аму-Дарьи. Дмитрий Донской отправил к новому хану посольство с поздравлениями и подарками, но возобновить выплату дани не спешил.

Ягайла, сохранивший свои войска, вернулся в Вильну и по совету того же Войтылы вступил в тайное соглашение с Орденом против Кейстута. Но у Кейстута разведка была поставлена неплохо. Одни из немецких рыцарей сообщил ему об этом соглашении. Как ни уверял Витовт отца, что он лучший друг Ягайлы и знает все его планы, Кейстут в 1381 захватил Вильну. Была найдена договорная грамота. Хитроумный Войтыла повешен. Великокняжеский престол в Литве перешел к Кейстуту, отославшего Ягайлу на княжение в Витебск, бывший приданым его матери. Старший брат Ягайлы Андрей вернулся из Пскова в Полоцк. Но положение самого Кейстута оставалось неустойчивым, ибо почти по всему Литовскому княжеству сидели многочисленные сыновья Ольгерда. Им брат Ягайла был ближе, чем дядя Кейстут.

Ради союза с Литвой Дмитрий Донской принял Киприана как московского митрополита. Вернувшийся из Константинополя Пимен со всем своим посольством был отправлен в заточение, а кое-кого даже послали на эшафот. Можно предположить, что это были непосредственные участники убийства Митяя. Платить сделанные Пименом в Константинополе от его имени долги князь категорически отказался.

В следующем, 1382 Кейстут выступил в поход на своего непокорного племянника Корибута, которого Ягайла поставил князем Северской Украины вместо перешедшего на сторону Москвы Дмитрия Ольгердовича. На помощь Кейстуту выступили хан Тохтамыш и Дмитрий Донской. Видимо, совместными силами собирались лишить власти всех единоутробных братьев Ягайлы, поделить их наследство.

Неожиданно в московском войске, а затем и в самой Москве вспыхнуло восстание*. Дмитрий Донской укрылся в Костроме. Московское вече пригласило в князья Остея, внука Ольгерда, отцу которого Дмитрию, изгнанному Ягайлой из Северского княжества, Дмитрий Донской дал Переяславль. Решался вопрос о будущем Москвы – будет ли всевластен князь или же Москва станет вечевой республикой, наподобие Новгорода, превратившись в купеческо-боярскую олигархию.
----------------------------------------------------------------------
*Описание повального пьянства в Москве во время восстания оставим на совести монахов-летописцев
----------------------------------------------------------------------
Тохтамыш, свернув на Русь, при помощи рязанского и суздальско-нижегородского князей вероломно захватил мятежную Москву, разграбил и сжег. Князь Остей был убит. Были разорены Серпухов, Владимир, Переяславль, Звенигород, Можайск.

Тверь татары не тронули, а у Волоколамска Владимиру Серпуховскому удалось разбить слишком далеко зашедший татарский отряд. С богатой добычей Тохтамыш повернул обратно в степи, опустошив по пути рязанское княжество. Вернувшись на пепелище Москвы, Дмитрий Донской потратил 300 рублей на похороны погибших москвичей, платя по рублю на 80 похорон, т.е. на Москве от татарского погрома погибло 24 тысячи человек, не считая сгоревших, утонувших, похороненных другими лицами.

Покинув Москву, Дмитрий Донской с войском осторожно следовал за уходящими татарами, подвергнув Рязань очередному погрому. Хану он покорился, возобновил уплату дани, оставил в Орде сына Василия в качестве заложника. Тохтамыш, со своей стороны, за уплату 8000 рублей согласился признать Великое княжение наследственным в семье московского князя. В следующем году был захвачен и казнен на Москве Некомат, третья, последняя попытка генуэзцев утвердиться на Руси потерпела крах.


.
К оглавлению
Далее


 

Hosted by uCoz